Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

ГАРЕГИН I ОВСЕПЯН (17.12.1867-1952). ВОИН С КРЕСТОМ



Гарегин I Овсепян - выдающийся армянский научный, общественный церковный деятель. Католикос Великого Дома Киликийского (с 1943 года). Участник Сардарапатской битвы.
Период расцвета Киликийского католикосата приходится на время правления Гарегина I Овсепяна. Видный деятель культуры и просвещения, педагог, арменист, доктор философии, он служил настоятелем монастыря Св. Рипсимэ, преподавал историю искусства и этнографию в Ереванском университете. Стремясь спасти выдающегося ученого от репрессий, Католикос всех армян Хорен I назначил его предводителем Армянской епархии США и сумел переправить за границу.



Велико же было удивление державших оборону армянских воинских подразделений, когда с одной из сопок Сардарапатского поля их взору открылась поистине былинная панорама - словно призрак из далекого пятого столетия перед ними всплыл одинокий всадник. Картина его внезапного появления в самый разгар ожесточенной битвы весьма походила на сцену из средневековых баллад, воспевающих деяния доблестных рыцарей. Между тем, это был не Рыцарь (последний Орден Чести канул в армянскую Лету с падением Киликийского царства в XIV веке) и даже не Воин. Восседающий на коне “призрак” был священником; забралом ему служило национальное прошлое, копьем - армянская будущность. В руках он держал Крест.
Сардарапатская битва явила собой наивысшее проявление национального духа: ограниченная самой заурядной, по сути, майской неделей 1918 года, она ощущала за собой один-единственный тыл - тысячелетнюю историю армянского народа, культурная нить которой вполне могла оборваться в течение шести судьбоносных суток. Сражение действительно стало апокалиптическим (наиболее откровенным) столкновением цивилизаций, хотя культурное сообщество лишь независимо наблюдало за Армагеддоном.





Гордо восседающий на коне священник был великим ученым мужем, не только теологом и богословом, но и историком, этнографом, археологом. Уроженец Шуши, он получил первоначальное образование в епархиальной семинарии родного города и в знаменитой школе Амараса - одного из первых в мире легальных христианских монастырских комплексов, также находящегося на территории Арцаха (здесь же св. Месроп Маштоц и заложил в самом начале V века основы национальной школы). Позже окончил Духовную семинарию в Эчмиадзине, а также кафедры богословия и археологии в Берлинском, Лейпцигском и Алеппском университетах. Вместе с Николаем Марром участвовал в раскопках на Арагаце, в Ани и Гарни. Принимал самое деятельное участие в становлении Комитета по охране армянских древностей и издавал журналы. Гарегину Овсепяну шел 52 год, когда в жестоком пекле Сардарапатской битвы он решился на революцию.
Впрочем, этот его шаг вызревал давно. Как личность выдающаяся, он явственно ощущал факт весьма принципиального несоответствия, наличествующего между фактическим отождествлением в национальном сознании понятий “государственность” и “христианство” и церковно-каноническим отражением подобной функции. С XV столетия Армянская апостольская церковь никого еще не причисляла к лику святых. Последним канонизированным святым был скончавшийся в 1409 году Григор Татеваци, нареченный “Вторым Просветителем”. Уроженец Тмука - Джавахкской области провинции Гугарк, он воспитал более 500 учеников и стал реформатором отдельных положений церковного права. Определенное недоумение Гарегина Овсепяна вызывало то обстоятельство, что в течение последующих пяти веков армянский народ дал немало ратников - Мучеников и Воинов, сложивших головы за независимость национальной Веры и Отечества, однако ни один из них так и не был признан именно Ратником Святым. Некоторые предписанные правила каноники были, к несчастью, утеряны, но разве это основание для столь неоправданного молчания? И даже принятый в 1777 году новый Канон Симеона Ереванского (коим, кстати, Армянская апостольская церковь руководствуется до сих пор) не адаптирует к действительным запросам основополагающий принцип причисления к лику святых.
Впрочем, размышляя обо всем этом, Гарегин Овсепян понимал и другое: гнетущее несоответствие, которое именно в майские дни 1918 года приобретало особенно актуальное, но, увы, диссонирующее звучание, обусловлено и размежеванием в XV столетии Армянской апостольской церкви. После утраты в XI веке политического суверенитета, армянский народ восстановил свою государственность на берегу Средиземного моря; в столицу Киликийского царства - Сис - и была перенесена резиденция Католикоса всех армян. Потеря государственности в 1375 году обозначила новый вектор поисков Первопрестольного места под Богом; Григор Татеваци будет первым, кто выступит за необходимость возращения резиденции в Эчмиадзин. Если даже народ лишен собственной государственности, то активно функционирующая церковь все равно еще способна в определенной мере восполнять политический вакуум - вести переговоры и представлять народ, содержать школы, университеты и больницы, вооружать и организовывать ополчение, поддерживать национальный дух. Помимо всего прочего, именно в Киликию с XII века начинают проникать раздуваемые ватиканскими ветрами костры и волны католицизма, чуждые существу восточных православных церквей.





Процесс возвращения Сисского (Киликийского) католикосата в лоно Св. Эчмиадзина примет затяжной и драматический xapaктер вопреки решению Церковного Собора 1441 года, киликийское духовенство не переедет в Первопрестольный, чем собственно и обусловит создание Второго армянского престола. В определенные этапы противоречия между ними будут проявляться очень остро, вследствие чего станет неэффективной любая попытка выработки общего для двух престолов канонического права, в том числе и в отношении ратников. Впрочем, Гарегин Овсепян понимал и самое важное - свято место пусто не бывает! И еще: в мае 1918 года Святым местом армянской истории и является Сардарапатское поле - совсем как в V столетии Аварайрская долина, где ведомое св. Варданом Мамиконяном армянское воинство в равной мере защищало Отчизну и Крест.
Велико же было удивление державших оборону армянских воинских подразделений, когда с одной из сопок Сардарапатского поля их взору открылась поистине былинная панорама  - словно призрак из далекого пятого столетия перед ними всплыл одинокий всадник с крестом в руках; он призван был освятить само сражение и каждого, кто поникнет главой над раскрытой книгой армянской истории. Он осознавал дерзость своего поступка, однако иначе, видимо, не мог: духовная инъекция в венные окопы поднимет иммунитет сражающегося ополчения и официально засвидетельствует святость совершаемого подвига. И еще: избранный в 1943 году Католикосом Дома Киликийского Гарегин I Овсепян предпримет действенные шаги во имя сближения двух престолов - с 1941 года резиденция Киликийского Католикоса обосновалась в Антилиасе (Ливан). По крайней мере, он признает верховенство Св. Эчмиадзина и станет первым главой Второго престола (до него Киликийский Дом возглавляли 36 Католикосов), принявшим участие в церемонии рукоположения Геворга Чорекчяна Католикосом всех армян в июне 1945 года.

Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка